НАРОДНЫЙ КИНОПРОЕКТ

КИНОПРОЕКТ

ГЕРОЙ ИЗ АРМЕНИИ: ИЗ ИСТОРИИ БОЕВ НА ИЛЬИНСКОМ РУБЕЖЕ 1941 г.

31.08.2017
ГЕРОЙ ИЗ АРМЕНИИ: ИЗ ИСТОРИИ БОЕВ НА ИЛЬИНСКОМ РУБЕЖЕ 1941 г.
    На дальних подступах к Москве, в октябре 1941 г. началась грандиозная битва за столицу Советского Союза. В 10-х числах октября немецкие войска натолкнулись на Можайскую линию обороны под Волоколамском, Можайском и Малоярославцем. Все эти города сейчас отмечены наградами за мужество и героизм. В частности, тяжелые бои развернулись в Малоярославецком укрепрайоне на Ильинских рубежах. Многочисленные бетонные доты, окопы, траншеи были созданы летом 1941 г. руками московских метростроителей, жителей Москвы, местными колхозниками. В октябре Ильинский рубеж отстаивали курсанты Подольских артиллерийского и пехотного училищ. Многие из них погибли, но дали возможность подготовить оборону на ближних рубежах столицы. Прошли годы, на месте боев появился музей, мемориал, посвященный подвигам Подольских курсантов, вышли книги, в честь них названы улицы в Москве и Подольске.
    На одном из дотов впоследствии появилась мемориальная доска, на которой выбиты слова: «В этом ДОТе в октябре 1941 года героически сражались и погибли: лейтенант Деремян А.К.» и его товарищи. Но сам Деремян остался жив, и более того, оставил потомкам свои воспоминания о тех боевых днях. На его родине – в поселке Крым Ростовской области есть местный музей, и работники музея не забывают о своем односельчанине. Нашелся материал и в интернете, где можно узнать, что когда-то лейтенант, он впоследствии стал полковником – одним из командиров в ракетной дивизии. Об этих документах, и пойдет ниже речь.
    В Центральном государственном архиве Московской области (ЦГАМО), благодаря кропотливой работе его сотрудников были выявлены материалы об участии в боях на Ильинском рубеже Амаяка Капреловича Деремяна – молодого в то время артиллерийского лейтенанта . Это несколько документов, хранящиеся в фонде генерала И.С. Стрельбицкого – в октябре 1941 г. командира Подольского артиллерийского училища. В материалах сохранился уникальное «Описание» действий орудийного дота, подписанный Деремяном 1 декабря 1941 г . Судя по всему, это его объяснение, которое он дал командованию после выхода из окружения. Прошло еще 25 лет, и Деремян пишет в редакцию Всесоюзного телевидения свои воспоминания, которые поразительно точно повторяют его «Описание», хотя, конечно, в некоторых местах память подводит автора . Воспоминания появились в связи с тем, что один из участников боев на Ильинском рубеже, П.Д. Кулаков активно участвовавший в сборе воспоминаний об Ильинском рубеже, широко заявил, что подольские артиллеристы не участвовали в боях . Деремян в ответ направил большое эмоциональное письмо на телевидение, где подчеркивал, что он не выпускник ни того, ни другого училищ, но им движет лишь чувство справедливости. В октябрьские дни 1941 г. вместе с ним сражались Подольские курсанты: и пехотинцы и артиллеристы. Подробно, чтобы опровергнуть слова Кулакова, он в деталях рассказывает о событиях 25-летней давности.
    Детали, которые привел в своих воспоминаниях А.К. Деремян, позволяют проследить бои на самом главном направлении – на Варшавском шоссе. 14 октября 1941 г. в 17.00 появились первые немецкие машины. Уверенность немцев была настолько велика в том, что они с комфортом доедут до Москвы, прорвав к этому времени оборону советских войск, что к Ильинскому рубежу подъехала штабная легковая машина в сопровождении грузовика с солдатами. Автор воспоминаний подчеркивает, что с нашей стороны пехоты не было. У моста с обеих сторон в дотах были лишь артиллеристы взвода Деремяна. Они и открыли огонь, уничтожив немецкие машины. Следующий день – это день сплошных бомбежек. 17 раз немецкие бомбардировщики заходили на позиции советских воинов. Лишь вечером началась атака пехоты, которая была отбита. Ночью немцы еще раз попытались прорваться через взорванный мост, но их остановил огонь с соседнего пулеметного дота.
    Роль политработников в боях была очень велика. Подчас вышестоящий комиссар мог отдавать приказы строевому командиру. Точно также произошло и в случае с Деремяном. По приказу батальонного комиссара Андронова, лейтенант Деремян был направлен в штаб полка с сообщением о потерях, и о присылке подкреплений. Но бои шли везде настолько тяжелыми, что никаких подкреплений не было и у командира полка майора Кожеко. К вечеру в штаб прибыл весь оставшийся в живых артиллерийский расчет. С ними, и курсантами пехотного училища ночью они заняли круговую оборону вокруг штаба полка, т.к. отдельные группы немецких автоматчиков постоянно просачивались через боевые порядки курсантов. К утру, комиссар полка Лебедев приказал артиллеристам вернуться в свой разбитый дот и занять снова позиции. К этому времени орудия взвода были разбиты, и бойцы сражались лишь вооруженные стрелковым оружием.    
    День 17 октября начался с сильного артиллерийского обстрела, затем позиции взвода час бомбила вражеская авиация. Наконец, немцы пошли в атаку: они зашли танками с тыла, прикрепив к головному танку красное знамя. Лишь, когда немцы подошли к позициям, бойцы поняли, что это не свои подкрепления, а враги, и был открыт огонь. К ночи неприятель был уничтожен, но сами доты в ходе боя были разрушены, многие артиллеристы погибли, или были ранены. Было решено прорываться в тыл, пока немцы не создадут сплошную линию обороны. Через отдельные немецкие группы всем удалось, к счастью, выйти к своим. Деремян встретил коменданта УРа Смирнова, которому доложил о потерях и о ходе боя. Командованием было приказано отходить на Подольск.
    В архивном фонде Стрельбицкого сохранилась схема отхода соседней 6-й артиллерийской батареи с Ильинского рубежа . Отвод артиллеристов шел по лесам в тылу у немцев, и завершился 21 октября, когда бойцы заняли снова оборону. Видимо, рядом точно так же отходили и артиллеристы лейтенанта А.К. Деремяна. В дальнейшем его ждали новые бои: на Кавказе, Тамани, освобождение Севастополя. Он станет в 1944 г. командиром 154-го отдельного самоходного артдивизиона. Завершилась война для автора воспоминаний в 1945 г.

← Возврат к списку